Блог

Интеллект, эмоциональный интеллект, телесный интеллект: принципы изменения и обучения.

С точки зрения системного подхода любая система (человек или организация) должна:
— эффективно действовать в окружающей среде;
— взаимодействовать с другими аналогичными системами;
— изменяться сама в соответствии с меняющимися внешними условиями.

За реализацию каждой из этих системных функций отвечает свой вид интеллекта как системы обработки информации, решающей соответствующие задачи:

1. Интеллект отвечает за способность системы решать проблемы во внешнем мире и управлять внешней средой.

2. Эмоциональный интеллект отвечает за способность системы взаимодействовать с другими системами. И это действительно важно, потому что способность понимать/однозначно интерпретировать сигналы друг друга повышает эффективность коммуникации, позволяет действовать сообща и т. д.

А вот какой интеллект отвечает за способность системы изменять свою внутреннюю организацию? Устанавливать новые внутренние связи, управлять памятью, совершенствовать процессы обработки информацией, обучаться более эффективному движению и т. д.

3. Телесный интеллект отвечает за способность системы меняться.

Как только мы направляем свое внимание на себя, мы тут же обнаруживаем неотъемлемую связь мыслей, эмоций и нашего тела. Это просто для удобства понимания ученые разделили ум, эмоции и тело, чтобы было их удобнее изучать. На самом деле это интегральная система, в которой все уровни взаимосвязаны — и я дальше приведу достаточно доказательств этого.

Любое наше внутреннее изменение связано с изменением способа действия. А изменение способа действия связано с изменением телесной организации, с изменением привычных мышечных паттернов.

«Мозг обучается динамикой тела»

В отношении спортсменов, например, это очевидно. Не очень очевидно в отношении менеджеров. Если внимательно не присматриваться. Но если присмотреться, то оказывается, что ЛЮБОЕ ОБУЧЕНИЕ — это МЫШЕЧНОЕ ОБУЧЕНИЕ

Две иллюстрации для этого тезиса.

Как научиться рассчитывать варианты в уме: путь шахматиста.
Я достаточно хорошо играю в шахматы. Не мастер, но достаточно сильный кмс, хотя обыгрывал и гроссмейстеров. Сейчас, чтобы посмотреть какую-нибудь партию, мне не нужно расставлять фигуры на доске — я могу это сделать в уме. Как я этому научился? каким же образом я приобрел такую ментальную глубину и гибкость, что могу держать в уме несколько шахматных позиций?

Много лет я очень интенсивно занимался. У меня был дневник шахматиста, который я ежедневно заполнял. Три раза в неделю у меня был турнир, когда я играл по вечерам со взрослыми дядями, пару раз в неделю у меня было групповое занятие с тренером, где мы разбирали теорию дебютов, изучали эндшпиль, решали комбинационные задачи и анализировали собственные партии.

А была самостоятельная работа, когда я садился перед доской и начинал анализировать партии гроссмейстеров или типичные окончания. Посмотрел в книгу, сделал ход, подумал — посмотрел в книгу, сделал ход, подумал. Как говорили тренеры, это было важно — не лениться и разбирать партии, передвигая фигуры.

Мои физические действия по перемещению фигур преобразовались в мыслительные действия, которые я могу совершать в уме.

Как научиться принимать морзянку на высокой скорости: путь радиотелеграфиста.
Я служил в армии радиотелеграфистом. Передавал и принимал сообщения с помощью азбуки Морзе. Морзянка — это звуковой поток различных модулированных сигналов, которые надо а) услышать б) декодировать в) записать. Сигнал идет с такой скоростью, что после его окончания ты еще секунд 15 переносишь на бумагу то, что осталось в оперативной памяти.

Вот как проходило наше обучение в учебке. Каждый сигнал имеет свою мелодию, которая может быть определенным образом пропета. Буква, А — точка-тире — Ай-да-а, буква У — у-нес-ло-о. то есть точка-точка-тире. Точка-короткий слог. Тире- длинный слог. И целый взвод в 30 человек — в учебке были большие взводы — сидел за партами и пел в полный голос «Закатики, цапли ходят живитесто живитесто живитесто».

Сначала пели громко и медленно, потом скорость передачи становилась быстрее и быстрее, и петь «в голос» мы уже не успевали — но мелодия уже запечатлелась в нашей голове, и мы могли принимать морзянку быстро и молча.

Сначала я учился выполнять физическое действие, потом выполнял его уверенно, потом мог выполнить «в уме» Первичное обучающее действие — всегда физическое. И чем более широкий диапазон физических движений — тем шире возможности мыслительной репрезентация.